Облако тегов

Книги

Интеллект и дисбактериоз

Профилактика

Похудение Аденоиды   Тест пробиотиков

LGG

Запор   ОРВИ

Антибиотики

Иммунитет у детей

Биопленка Дрожжи  Правильная капсула

 

Реальная защита от ОРВИ

Зависимость иммунитета от состояния микрофлоры кишечника давно известна. Теперь есть и клинические исследования, доказывающие что прием ФЛУВИРА достоверно снижает заболеваемость ОРВИ.

Детский пробиотик

После того как ушел с рынка любимый врачами, эффективный и безопасный бифи-форм Малыш, лучшая альтернатива - Према Детская, поскольку этот единственный на сегодня препарат содержит безопасные и эффективные бактерии LGG.

Иммунитет и дисбактериоз  

Уже сам диагноз «дисбактериоз» (дисбиоз) свидетельствует о том, что иммунная система ослаблена. Более того: дисбактериоз и иммунитет настолько взаимосвязаны, что вылечить одно без другого практически невозможно. 

 

 

 

Кажется - что общего между респираторной системой и кишечником? Оказывается, так называемый "желудочный грипп", а вернее - респираторная вирусная инфекция с абдоминальным синдромом, провоцирует дисбактериоз и требует соответствующего лечения.

 

ПЕРИНАТОЛОГИЯ И ПЕДИАТРИЯ №1 (29)/2007

ПРОБИОТИКИ: НОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПРИ ОРВИ У ДЕТЕЙ

Л.Н. Мазанкова, Л.А. Павлова, Т.А. Чеботарева
Российская медицинская академия последипломного образования МЗ РФ, г. Москва
Тушинская детская больница, г. Москва

 

Резюме. У большинства пациентов, особенно часто болеющих детей, страдающих ОРВИ с кишечным синдромом, отмечается недостаточность ряда факторов местного и общего иммунитета, связанная с изменениями в микробиоценозе желудочно%кишечного тракта. Представлены результаты исследования по оценке иммунорегуляторной активности пробиотика  у 60 детей подросткового возраста при данном заболевании. Показано, что у таких больных абдоминальный синдром ассоциирован с декомпенсированным дисбактериозом кишечника I–II степени. Отмечено, что для тяжелых форм ОРВИ характерно снижение функциональной активности фагоцитов, продукции sIgA и лизоцима слюны в острый период заболевания. Установлено, что для больных данной категории характерно изменение ряда параметров цитокинового статуса. Положительное влияние  на указанные параметры делает целесообразным его назначение подросткам при ОРВИ с абдминальным синдромом.
Ключові слова: ОРВИ, абдоминальный синдром, дисбактериоз, терапия, дети подросткового возраста.

Введение

Проблема лечения острых респираторных инфекций крайне актуальна. Недостаточная эффективность существующих схем терапии, частое назначение антибиотиков, увеличение частоты кишечного синдрома при ОРВИ существенно нарушают функциональную активность местного иммунитета желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) [3]. В связи с этим чрезвычайно важной выглядит задача разработки новых методов лечения ОРВИ и предупреждения общих и местных иммунных факторов. Бактерии, входящие в состав комбинированного пробиотика , обладают способностью к активному росту, восстановлению нормальной флоры и, как следствие, не только нормализуют баланс микрофлоры в кишечнике, но и повышают функциональную активность местного иммунитета ЖКТ, противоинфекционную резистентность организма ребенка.

Известно, что в кишечнике, наряду с процессами пищеварения, осуществляются функции иммуномодуляции, а кишечная нормофлора является естественным стимулятором противоинфекционной защиты. В то же время, у большинства пациентов, особенно часто болеющих детей, страдающих ОРВИ с кишечным синдромом, отмечается недостаточность ряда факторов местного и общего иммунитета, связанных с изменениями в микробиоценозе ЖКТ. У детей при наличии кишечного синдрома ОРВИ проявляется снижением параметров Т и В клеточного иммунитета, уменьшается способность антител периферической крови к связыванию антигенов вирусов, бактерий и токсинов, падает индукция интерферонов лейкоцитами [5, 7].

Актуальность проблемы взаимосвязей в системе «микроэкология—иммунитет» чрезвычайно высока. Поэтому большой интерес представляет изучение количественных и качественных изменений микробиоценоза, а также изменений местного и системного иммунитета при включении в схему лечения ОРВИ у детей современного комбинированного пробиотика  [1, 2, 4, 9].

Целью исследования была оценка иммунорегуляторной активности пробиотикау детей подросткового возраста при ОРВИ с абдоминальным синдромом и ОРВИ с бактериальными осложнениями на фоне антибактериальной терапии.

Материал и методы исследования

В феврале–мае 2004 года на базе Тушинской детской больницы г. Москвы было обследовано 60 детей в возрасте 12–14 лет, больных ОРВИ. Все пациенты были разделены на 2 группы. В группу А входили дети с ОРВИ и абдоминальным синдромом (30 человек), в группу Б — дети с ОРВИ, осложненной бактериальной инфекцией (30 человек). Каждая из групп включала по 2 подгруппы, состоящие из 15 ти пациентов: в группе А — № 1 (А1; исследуемая) и № 2 (А2; контрольная); в группе Б — № 3 (Б3; исследуемая) и № 4 (Б4; контрольная).

Основным критерием включения в исследование являлось наличие ОРВИ у часто болеющих (до 4 х раз в год) детей старше 12 ти лет [3]. Дополнительными критериями включения были анамнестические указания на отсутствие сопутствующей патологии иммунной системы и приема препаратов, нормализующих микробиоценоз кишечника, а также иммуномодуляторов.

Доминирующими проявлениями респираторного синдрома были ринофарингит и бронхит, а абдоминального синдрома — боли в эпигастрии, метеоризм, диспепсические расстройства. Основными осложнениями были отит, гайморит и пневмония. Больные группы А поступали в стационар на 1–2 е сутки заболевания, состояние 28 (93,3 %) из них было расценено как среднетяжелое. Пациенты группы Б госпитализировались в стационар в более поздние сроки, на 8–9 й день болезни, причем состояние 6 (20 %) из них расценивалось как тяжелое. Базисная терапия больных группы Б включала антибактериальные средства группы пенициллинов (пенициллин, ампициллин), вводимые парентерально в возрастных дозах.

Дополнительно детям исследуемых групп (№№ 1 и 3) с первого дня госпитализации назначался пробиотик по 2 капсулы 2 раза в день в течение 3 недель. В ходе исследования проводилось клиническое обследование, включавшее сбор жалоб и физикальный осмотр. Микробиологические и иммунологические исследования осуществлялись до начала терапии (до назначения пробиотика), на 7 й и 21 й дни лечения. Исследование местного иммунитета включало определение секреторного IgA методом РИД и лизоцима в слюне — нефелометрическим методом. Исследование общего иммунитета включало определение уровней неспецифических иммуноглобулинов A, M, G в сыворотке крови (по методу Manchini и соавторов) и показателей фагоцитарного звена (фагоцитарное число — ФЧ, фагоцитарный индекс — ФИ, завершенность фагоцитоза). Исследование цитокинового статуса (сывороточных концентраций интерлейкинов ИЛ 1b, ИЛ 8, ИЛ 6) и фактора некроза опухоли (ФНО) проводилось методом ИФА с использованием наборов фирм «Пропонтур» и «Цитокин» [6, 10].

Результаты исследований и их обсуждение

Анализ клинической симптоматики, характера стула и результатов микробиологического исследования позволил ассоциировать диарейный синдром у больных группы А с дисбактериозом кишечника I–II степени, который в 26,2 % случаев сочетался с отягощением премобидного фона по хронической гастропатологии. При исходном исследовании микрофлоры кишечника у 73 % пациентов группы Б также был выявлен дисбактериоз I–II степени на фоне антибактериальной терапии.

Нарушение микропейзажа кишечника проявлялось снижением количества лактобактерий и кишечной палочки с нормальными ферментативными свойствами, реже — дефицитом бифидобактерий. Средний уровень содержания лактобактерий составлял 5,3; бифидобактерий — 7,1. Клинически у 30 % больных отмечались боли в мезогастрии, метеоризм, диспепсические явления.

Преморбидный фон детей был отягощен аллергической патологией (20 % случаев), инфекцией мочевых путей (13,4 %) наличием хронических ЛОР  заболеваний (23,3 %). Треть детей обеих групп относилась к часто болеющим, из них повторно получали антибактериальную терапию 13,4 ± 2,3 % пациентов.

При включении пробиотика в терапию ОРВИ с абдоминальным синдромом и/или осложненным течением было отмечено достоверно более быстрое исчезновение болей в мезогастрии и неустойчивого стула, что, очевидно, связано с противовоспалительным и ферментативным эффектами препарата. Так, в подгруппе А1 добавление пробиотика к терапии приводило к стабилизации микрофлоры кишечника у 66,7 % детей, тогда как в контрольной группе (А2) нарушение баланса микрофлоры к завершающему (третьему) исследованию сохранялось у 73,4 % пациентов. Положительный эффект препарата проявлял  ся стимуляцией роста лактобактерий, количество которых возрастало — у 25 % больных — до lg7 и более против 90 % — с lg4–5 в группе контроля (p < 0,05). В подгруппе Б3 количество бифидобактерий возрастало на 2 lg, тогда как у детей группы Б4 их уровень снижался в те же сроки исследования. У 60 % детей контрольной группы сохранялся дисбактериоз с преобладанием I степени (рис. 1).

Исследование фагоцитарной активности лейкоцитов продемонстрировало корреляцию показателей, как с периодом, так и с вариантом течения заболевания. На 1–2 й день болезни в группе А отмечалось снижение средних показателей ФИ и ФЧ, при этом у части больных (10 %) эти параметры были снижены значительно.

Более чем у половины этих пациентов заболевание протекало в тяжелой форме, что достоверно превышало частоту данной формы у детей с «нормальными» или умеренно сниженными показателями фагоцитарной активности лейкоцитов. Первое исследование фагоцитарной активности лейкоцитов в группе Б, по срокам соответствовавшее 8 му дню болезни, в среднем демонстрировало ее умеренное снижение (диапазон ФИ составлял 41 ± 7,9–56,6 ± 5,8 %). Значимое падение ФИ (< 35 ± 3,8 %) отмечались у 6 пациентов. Именно у этих больных заболевание протекало в тяжелой форме (r = + 1,0).В динами  ке заболевания в группе А отмечалось восстановление ФИ и ФЧ до нижних границ нормы, тогда как в группе Б указанные показатели оставались сниженными.

Оценка завершенности фагоцитоза проводилась по количеству детей с показателем > 1. Выявлены различия по вариантам течения болезни, состоявшие в более высоком проценте пациентов с «нормальным» (< 1) показателем завершенности фагоцитоза в группе А во все сроки исследования. В группе Б более чем у половины детей (63 ± 6,5 %) наблюдалось нарушение этого показателя, как при развитии осложнения, так и в динамике его лечения. Отмечались достоверное положительное влияние пробиотика на эти показатели в подгруппе Б3 и четкая по ложительная тенденция в отношении темпов их восстановления в группе А (рис. 2).

Между группами наблюдались различия в динамике изменений концентраций ИЛ 1b и ИЛ 8. Так, у пациентов группы А уровень ИЛ 1b регистрировался на верхней границе нормы (57,6 ± 9,4–64,0 ± 10,5 пг/мл) во все сроки. В группе Б исходно регистрировались аналогичные величины, однако отмечалось повышение концентрации ИЛ 1b при втором исследовании, которое сохранялось и в период реконвалесценции.

Концентрация ИЛ 8 в группе А исходно была повышена, но значительно снижалась уже при втором исследовании. В группе Б высокий уровень ИЛ 8 регистрировался во все сроки. Не было выявлено изменений в концентрациях ИЛ 6 и ФНО как в группах больных, так и в зависимости от сроков заболевания или тяжести состояния пациентов. При этом диапазон концентраций ИЛ 6 составлял 42 ± 9,7–77,0 ± 7,8 пг/мл, а ФНО — 18,8 ± 6,2–28,3 ± 4,4 пг/мл. По видимому, такого рода изменения цитокинового статуса подростков,
более выраженные у тяжелобольных пациентов с осложненным течением ОРВИ, являются компенсаторной реакцией иммунной системы на снижение функциональной активности фагоцитоза.

Терапия с использованием пробиотика оказывала модулирующее воздействие на цитокиновый статус подростков, достоверно влияя на сроки и темпы нормализации уровня ИЛ 1b в группе Б, что в сочетании с активацией макрофагального звена свидетельствует о способности препарата регулировать специфическую защиту и провоспалительную активность (рис. 3).

Состояние местного иммунитета оценивалось по концентрации секреторного иммуноглобулина А (sIgA) и активности лизоцима в слюне. В среднем концентрация sIgA не изменялась, однако у тяжело больных детей обеих групп его уровень был ниже 70 мг/мл и уменьшался в динамике заболевания. В то же время, концентрация лизоцима в слюне была снижена в 1,5–2 раза по сравнению со здоровыми детьми во все сроки исследования [8]. Включение в терапию больных ОРВИ с абдоминальным синдромом пробиотика сопровождалось тенденцией к уменьшению концентрации sIgA в период реконвалесценции по сравнению с острым периодом. Это, вероятнее всего, связано с потреблением sIgA при развитии «дефекта антигенной перенагрузки». Вместе с тем, у тяжелобольных детей из группы А усугубления дефицита sIgA при использовании пробиотика не происходило. Влияние пробиотика на концентрацию sIgA в группе Б оказалось наиболее выраженным в период реконвалесценции, в результате чего она достоверно превышала исходный уровень в 2 раза. Кроме того, включение пробиотика в комплекс терапевтических мероприятий повышало у больных группы Б и лизоцимную активность слюны,
в том числе в период реконвалесценции (р < 0,05).

Сывороточные концентрации IgG и M у пациентов обеих групп составляли в среднем 13 ± 4,7 и 1,36 ± 0,4 мг/мл соответственно, при этом уровень IgA регистрировался на нижней границе нормы. Лечение Бифи формом способствовало повышению продукции IgA у пациентов подгруппы Б3 в период реконвалесценции, что коррелировало с возрастанием концентрации секреторного IgA в слюне.

Выводы

  1. Абдоминальный синдром у пациентов с ОРВИ ассоциирован с декомпенсированным дисбактериозом кишечника I–II степени.
  2. При тяжелых формах ОРВИ достоверно чащерегистрировалось снижение функциональной активности фагоцитов, продукции sIgA и лизоцима слюны в острый период заболевания, а при развитии осложнения ОРВИ эти нарушения сохранялись в период реконвалесценции.
  3. Цитокиновый статус больных ОРВИ с абдоми нальным синдромом характеризовался высоким уровнем ИЛ 8 на фоне нормального содержания ИЛ 1b, ИЛ 6 и ФНО в динамике заболевания. При осложненном варианте ОРВИ высокий уровень ИЛ 8 исходно сочетается с повышенным уровнем ИЛ 1b в динамике болезни.
  4. Особенности изменений системного и местного иммунитета, цитокинового статуса подростков при ОРВИ и положительное влияние Бифи форма на вышеуказанные параметры позволяют считать целесообразным назначение данного препарата 12–14 летним детям при ОРВИ с абдоминальным синдромом: обычный курс — по 2 капсулы 2 раза в день, при тяжелом состоянии — с начала заболевания в течение 3 х недель, при осложнениях — всем больным согласно указанной схеме.

Литература

  1. Кириллов В.И. Клиническая практика и перспективы иммунокорригирующей терапии (обзорный материал) // Практикующий врач. — 1998. — № 12. — С. 9–12.
  2. Михайлов И.Б., Корниенко Е.А. Применение про и пребиотиков при дисбиозе кишечника у детей. Методическое пособие для врачей педиатров. — СПб., 2004.
  3. Научно практическая программа «Острые респираторные заболевания у детей: лечение и профилактика». — М.: Международный фонд охраны здоровья матери и ребенка, 2002. — С. 38–41; 47–48.
  4. Пробиотик Бифи форм® — альтернатива этиотропной антибиотико и химиотерапии острых кишечных инфекций у детей / Новокшонов А.А., Соколова Н.В., Гелеева Е.В. и др. // Детские инфекции. — 2003. — № 3. — С. 36–40.
  5. Руш К., Руш Ф. Микробиологическая терапия. — М.: Арнебия, 2003.
  6. Царегородцева Т.М., Серова Т.И. Цитокины в гастроэнтерологии. — М.: Анахарсис, 2003. — 96 c.
  7. Шендеров Б.А. Медицинская микробная экология и функциональное питание. —Т. 1. — М.: Грантъ, 1998. — 288 с.
  8. Шеянов Г.Г. Саливародиагностика метаболических и водно электролитных нарушений при острых кишечных инфекциях у детей: Автореф. дис. … канд. мед. наук. — М., 2004. — 28 с.
  9. Эффективность пробиотика Пробиотик® при лечении дисбактериозов кишечника различной этиологии: Сб. науч. тр. «55 лет ЯГМА» / Климовицкая Е.Г. и др. — Ялта, 1999. — С. 261–263.
  10. Ярилин А.А. Система цитокинов и принципы ее функционирования в норме и при патологии // Иммунология. — 1997. — № 5. — С. 7–14.