Лечение запора при дисбиозе
 

Облако тегов

Книги

Интеллект и дисбактериоз

Профилактика

Похудение Аденоиды   Тест пробиотиков

LGG

Запор   ОРВИ

Антибиотики

Иммунитет у детей

Биопленка Дрожжи  Правильная капсула

 

Према саше

Современный синбиотик, в составе которого фруктоолигосахариды увеличивают эффективность лактобактерии LGG

Хилак

Должен восстановить бактериальный пейзаж кишечника за счет концентрированных бактериальных выделений.

Пробиотик и пребиотик

Для нормализации моторной функции кишечника пробиотик должен в идеале содержать пребиотические вещества, например - фруктоолигосахариды

Линекс

Устойчивость к антибиотикам - признак ГМО?

Энтерол

Сахаромицеты булардии относятся к группе дрожжевых грибков.

 

 

 

Запор - лечение

Краткое резюме

В данном исследовании показано, что за счет содержания пробиотических фруктоолигосахаридов  Према саше намного более эффективна для лечения запора и синдрома раздраженной кишки. Фруктоолигосахариды в составе Премы саше стимулируют продукцию колоноцитов E.coli, снижают гемолитическую активность E.coli, оказывают разнонаправленное действие на антилизоцимную активность энтеробактерий.

 

Клиническая эффективность синбиотика при лечении больных синдромом раздраженного кишечника с запором

С.С. Чубенко, А.И. Дядык, О.А. Прилуцкая

Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Синдром раздраженного кишечника (СРК) правильнее всего рассматривать как взаимодействие биологических и психологических факторов. Нарушение моторики, висцеральная гипералгезия, нарушения регуляции ЖКТ со стороны УНС, вегетативные и гормональные нарушения, генетические и средовые факторы, последствия инфекций и психологические проблемы в разной степени вносят свой вклад в патогенез СРК [17].

СРК является одной из разновидностей функциональных нарушений желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) к которым относятся:

  • СРК (С 1);

  • функциональное вздутие живота (С 2);

  • функциональный запор (С 3);

  • функциональная диарея (С 4);

  • неспецифические функциональные расстройства кишечника (С 5).

Как правило, СРК диагностируется у пациентов в возрасте 20-30 лет, в два раза у женщин [9]. Распространенность в общей популяции составляет 10-20% [9]. Недавно завершились исследования, которые выявили значительную распространенность СРК и у пожилых лиц.

В исследованиях, посвященных изучению СРК, показано, что постинфекционная форма возникает в 6-17% всех случаев заболевания. 7-33% больных, перенесших острую кишечную инфекцию, страдают впоследствии от симптомов СРК. В большинстве случаев (65%) постинфекционная форма заболевания развивается после шигеллёзной инфекции, а у 8,7% больных связана с инфекцией, вызванной Campylobacter jejuni [2].

Полученные результаты исследования микрофлоры при СРК с использованием высокоточного молекулярного метода основанного на изучении генов рибосомной РНК (рРНК) определении последовательности нуклеотидов в клонированных методом ПЦР генах субъединицы 16SpPHK, полученных из образцов ДНК, выделенной из кала больных СРК. Представленные результаты свидетельствуют в пользу того, что микрофлора при СРК существенно изменена; при разных симптомах СРК микробный состав варьировал. Причем для каждой формы СРК характерны специфические изменения микрофлоры [14].

Вероятность развития СРК после перенесенной острой желудочно-кишечной инфекции возрастает в 6 раз [15].

В зависимости от преобладающей консистенции стула СРК делится:

  • СРК с запором (СРК-З) – твердый или "овечий" стул ≥ 25% и неоформленный или жидкий стул < 25% дефекаций.
  • СРК с диареей (СРК-Д) – неоформленный или жидкий стул > 25% и твердый или "овечий" стул < 25% дефекаций.
  • Смешанный СРК (СРК-С) – твердый или "овечий" стул > 25% и неоформленный или жидкий стул ≥ 25% дефекаций.
  • Неспецифический СРК – нарушения стула, несоответствующие критериям СРК-З, -Д и -С.

Наиболее часто встречается СРК с запором.

Диагностические критерии синдрома раздраженного кишечника*

Рецидивирующая боль или дискомфорт** в животе не менее 3 дней в месяц в последние 3 мес., связанные с 2 или более из следующих симптомов.

отбора пациентов считается появление боли или дискомфорта не реже 2 дней в неделю.

  1. Боль и неприятные ощущения ослабевают после дефекации.

  2. Появление боли и дискомфорта совпало по времени с изменением частоты стула.

  3. Появление боли и дискомфорта совпало по времени с изменением формы (внешнего вида) стула.

Запор (constipatio, синоним: obstipacia, скопление) – нарушение функции кишечника, проявляющиеся в увеличении интервалов между актами дефекации по сравнению с индивидуальной физиологической "нормой", затруднением акта дефекации, чувством неполного опорожнения и отхождением малого количества кала повышенной плотности.

Для большинства людей очищение часто вызывается желудочно-толстокишечным рефлексом. Кал и газ из ободочной кишки транспортируются в прямую кишку перистальтическими сокращениями, инициированными приемом пищи. Растяжение прямой кишки регистрируется в коре головного мозга и возникает рефлекторная релаксация внутреннего анального сфинктера (ректоанальный ингибиторный рефлекс). Вследствие этого кишечное содержимое вступает в контакт с рецепторами верхней части анального канала и происходит дифференциация свойств содержимого. Если наступило время для дефекации, возникает релаксация наружного анального сфинктера (НАС), мышц прямой кишки, тазового дна, лобково-прямокишечной мышцы, что облегчает очищение. Релаксация лобково-прямокишечной мышцы приводит к расширению аноректального угла, который увеличивается до 140 и создает свободный анальный ход, облегчающий дефекацию.

Причиной возникновения запоров являются замедление транзита каловых масс по всей толстой кишке (кологенные запоры) или затруднение опорожнения ректосигмоидного отдела толстой кишки (проктогенные запоры) [18].

Запор может быть как самостоятельной нозологической единицей, так и симптомом многих заболеваний кишечника или других органов и систем. Запором страдает от 30 до 50% взрослого населения, причем после 70 лет количество пациентов с запором значительно возрастает. В связи с широким распространением запор относят к болезням цивилизации.

В нормальном состоянии частота дефекаций у человека составляет от 3 раз в сутки до 3 раз в 1 нед. Дефекация один раз в сутки отмечается у 65% практически здоровых людей, у 22% – 2 раза, у 6% – 3 раза и более, у остальных – раз в несколько суток. Поэтому "запор" – понятие относительное.

Одним из характерных признаков запора считается масса кала менее 35 г/сут. Нормальная длительность транзита содержимого по пищеварительному каналу составляет 24-48 ч, максимум 60 ч, при запоре она увеличивается до60-120 ч и более.

У жителей западных стран этот показатель в среднем равен 60 ч., а у коренных жителей Африки, рацион которых богат клетчаткой, – 30 ч. Запоры часто развиваются во время беременности [9].

Целью исследования явилось изучение клинической эффективности введения синбиотика  в схему лечения больных СРК с констипацией.

Пациенты и методы.

Проведено рандомизированное сравнительное клиническое исследование в параллельных группах, находившихся на лечении в гастроэнтерологическом отделении.

В первую группу из 38 больных вошли больные СРК с констипацией, которые кроме базовой терапии принимали симбиотик по 1 таблетке 2 раза в день во время еды. В состав 1 таблетки входит натуральный пребиотик фруктоолигосахариды и три пробиотика:

  • Lactobacillus rhamnosus GG (LGG) – 1x109 KOE

  • Lactobacillus acidophilus (LA) – 1x108 KOE

  • Bifidobacterium lactis (BB-12) – 1x109 KOE

  • Производитель Ferrosan A/S, Denmark

Во вторую группу вошли больные СРК с констипацией из 36 человек, в терапевтический комплекс которых не включали синбиотик.

Наблюдаемые (76 человек) были обследованы клинически, а также с использованием физикальных методов исследования, лабораторных, биохимических, иммуноферментных, эндоскопических, ультрасоногра-фического, рентгенологического методов исследования. Определился С-реактивный белок (СРБ) иммунологическим методом. Исключались больные при наличии любого из следующих "красных флагов": непреднамеренная и необъяснимая потеря веса, ректальные кровотечения, рак кишечника или яичников у родственников, анемия, новообразования в брюшной полости и прямой кишке, подозрение на рак яичников, анамнез менее 6 месяцев, наличие боли или дискомфорта реже двух дней в неделю.

Не включались пациенты с аномалией развития (долихоколон, мегаколон); аномалиями развития интрамуральной нервной системы толстой кишки (болезнь Гиршспрунга), склеродермией, гипотиреоидизмом и другими эндокринопатиями, психиатрическими и метаболическими расстройствами, дишезией, принимающих опиаты и другие медикаменты замедляющие скорость транзита по кишечнику.

У всех наблюдаемых больных были жалобы на боли и дискомфорт в животе, уменьшающиеся после акта (100%) дефекации более трех дней в месяц, появившиеся не менее шести месяцев. Урчание в животе и вздутия было у 63 (85.1%). Кроме того, отмечалось наличие слизи в кале, выявлялось у 38 (51,3%). Форма кала соответствовала 1 и 2 пунктам Бристольской шкалы формы кала (1 – отдельные твердые комки размером с орех ("овечий" кал); 2 – колбасовидный комковатый кал) более 25% дефекаций и неоформленный менее 25% дефекаций.

У всех больных СРК горечь во рту беспокоила в 30% случаев, дискомфорт в правом подреберье беспокоили 15 (20,2%) больных. Изжоги, тяжесть в эпигастрии сразу после приема пищи отмечались у 22 (29,7%). Жалобы на депрессию отмечались у 28% больных, раздражительность у 18%, чувство тревоги отмечали 12,2% больных, тяжелые события в жизни выявлялись также у 12% больных СРК.

Антибактериальная терапия в том числе по поводу острого гастроэнтероколита в анамнезе отмечалась в 6,6% случаев. Кроме того, отмечались дневная сонливость, утомляемость, симптомы со стороны мочевого пузыря, слабость. Средний возраст больных составил 36,2 ± 4,6 лет. Соотношение женщин и мужчин составило 3 : 1. Анамнез заболевания составил от 1 до 15 лет.

При физикальном обследовании отмечалась болезненность или повышенная чувствительность при пальпации отрезков толстого кишечника, отрезки которого были спазмированы. Метеоризм выявлялся у 35,1%, причем чаще у женщин.

Общеклинические, биохимические анализы крови, мочи, кала не превышали допустимые показатели. Анализ результатов ультрасонографического исследования органов брюшной полости показал, что изменения желчного пузыря: деформация, перетяжки, микрохолелитиаз, дискинетические нарушения выявлялись у 87% больных с СРК. У одного больного был выявлен полип желчного пузыря. У всех больных количество С – реактивного белка не превышало верхнюю границу нормы (3 мкг/г) и составило 1,42 ± 0,15 мкг/г.

Исследование кислотообразующей функции желудка показало, что повышение ее выявилось у 75,7%, снижение – у 12,15% и нормальная оказалась у 12,15% больных.

Распределение наблюдаемых больных СРК по тяжести показало, что легкое течение было у 17 (22,9%), средней тяжести – у 52 (70,3%) и тяжелое – у 5 (6,8%). Распределение больных по тяжести течения в группах существенно не отличалось. Так, соотношение составило: легкое течение в I группе было у 8 (21%), средней тяжести у 27 (71%) и тяжелое – 3 (8%); во II группе эти показатели были соответственно 9 (25%); 25 (69,4%); 2 (5,6%) (табл. 1). Результаты лечения оценивались как отличные, хорошие, удовлетворительные и неудовлетворительные.

Критериями оценки результатов эффективности лечения были: нормализация стула; редукция метеоризма; уменьшение боли; редукция слизи в кале.

Таблица 1. Распределение больных СРК с контипацией в группах по тяжести течения

Течение

Группы

I (n = 38) II (n = 36)
абс. % абс. %
Легкое 8 21 9 25
Среднее 27 71 25 69,4
Тяжелое 3 8 2 5,6
Итого 38 100 36 100

Как видно из таблицы 1 среди пациентов обеих групп существенных различий по тяжести течения не отмечалось. Кроме того, они были однородны по полу, возрасту и длительности анамнеза.

При лечении СРК терапевтические мероприятия были направлены на нормализацию психоэмоционального состояния, стимуляцию моторики кишечника, снятие болевого синдрома, снижение висцеральной гиперчувствительности.

Всем пациентам СРК с запорами рекомендовали нормализацию труда и отдыха: в одно и тоже время ложиться спать, не игнорировать позывы и дефекации, повысить физическую активность, прогулки быстрым шагом, гимнастику, плавание. Завтрак должен быть основным приемом пищи и содержать не менее 30-50 г нерафинированных жиров (предпочтительно растительные масла). Прием пищи 5-6 раз в день. В основе питания – продукты в состав которых входит много растительных пищевых волокон (овощи, фрукты, ягоды, зелень). Прием жидкости не менее 1,5 литра в день. Возможен прием меда 1 столовая ложка утром, запивая прохладной водой. Прием соков с мякотью (тыквенный). Исключать из рациона продукты, к которым есть индивидуальная непереносимость. Употребление риса. манной каши, шоколада, сдобных хлебобулочных, кондитерских и макаронных изделий рекомендовали ограничить.

Медикаментозное лечение включало назначение спазмолитиков (предпочтение отдавали селективным), антидепрессантов (трициклических) при необходимости с привлечением психоневрологов, лактулозы, масляных микроклизм, глицериновых свечей на ночь. Эффективность лечения оценивалась к 14 дню наблюдения.

Результаты и их обсуждение

Исходно у всех больных СРК отмечались запоры и боли в животе. Необходимо отметить, что у пациентов, принимавших синбиотик с первых дней отмечался мягкий послабляющий эффект.

Результаты сравнительной оценки эффективности лечения больных СРК С запором представлены в таблице 2.

Таблица 2. Результаты сравнительной оценки эффективности лечения больных СРК с констипацией

Результаты
 
Группы больных СРК с запором
I (n = 38) II (n = 36)
абс. % абс. %
Отличные 7 18,4 5 13,9
Хорошие 22 57,9 18 50,0
Удовлетворительные 6 15,8 9 25,0
Неудовлетворительные 3 7,9 4 11,1
Итого 38 100 36 100

Из таблицы 2 видно, что хорошие и отличные результаты лечения у больных I группы статистически достоверно превышают аналогичные, полученные во II группе 76,3 по сравнению с 63,9 (Р < 0,05). Кроме того, неудовлетворительные результаты лечения чаще констатировались у больных II группы 11,1%, чем в I группе – 7,9%.

Динамика (сравнительная) клинических проявлений СРК с запором в группах пациентов представлены на рисунке 1.

Лечение больных с запором Бифиформ

 

Анализ результатов клинических проявлений в сравниваемых группах показал, что у пациентов I группы динамика всех показателей более положительная, чем у лиц II группы. Однако, степень выраженности в сравниваемых группах оказалась различной. Так, уменьшение метеоризма в I группе наиболее выражен и разница составляет 17% (5,2% по сравнению с 22,2%) Р < 0,05.

На втором месте оказался констипационный синдром. При исходном уровне в обеих группах запор выявлялся у 100% больных, а в итоге лечения в первой группе отмечался у 10,5%, а во второй у 27,7% пациентов.

Слизь в кале выявлялась исходно у 51% больных, а при окончании у 7,9% первой и у 19,4% второй группы больных.

Наименьшая разница выявлялась при оценке динамики болевого синдрома. Так, после лечения он выявлялся у 26,3% больных первой и у 36,1% больных второй группы.

Более выраженную положительную динамику у лиц первой группы, в плане метеоризма и наличия слизи в кале, можно объяснить синбиотическим действием пробиотика и пребиотика.

Известно, что комбинированные пробиотики отличаются большей эффективностью в сравнении с монокомпонентными: лактобактерии и энтерококк преимущественно колонизируют тонкую кишку, а бифидобактерии – толстую, поэтому пробиотические культуры наиболее физиологично поддерживают колонизационную резистентность и способствуют выполнению функций индигенной кишечной микрофлоры.

Исследования эффектов пробиотической терапии, выполненные в последние годы, свидетельствуют о повышении колонизационной резистентности, протективном влиянии пробиотических культур в отношении эпителиального барьера, секреции цитокинов и иммуноглобулина А с секреторным компонентом. Помимо того, имеются данные и о стимулирующем влиянии пробиотической микрофлоры в отношении не только местного, но и системного иммунного ответа. Вместе с тем результаты, полученные в этих исследованиях, нельзя экстраполировать в отношении всех пробиотиков, поскольку они были получены в отношении конкретного пробиотического штамма бактерий. Лечебный эффект пробиотиков объясняется и тем, что микроорганизмы, входящие в их состав, создают неблагоприятные условия дли размножения и жизнедеятельности патогенных микроорганизмов за счет продукции молочной кислоты, бактериоцинов; участвуют в синтезе витаминов В1, В2, B3, B6, В12, Н (биотина), РР, фолиевой кислоты, витаминов К и Ё, аскорбиновой кислоты; создают благоприятные условия для всасывания железа, кальция, витамина D (за счет выработки молочной кислоты и снижения рН); лактобациллы и энтерококк в тонкой кишке осуществляют ферментативное расщепление белков, жиров и сложных углеводов (в том числе при лактазной недостаточности); выделяют ферменты, облегчающие переваривание белков у грудных детей (фосфопротеин-фосфатаза бифидобактерий участвует в метаболизме казеина молока); бифидум-бактерии в толстой кишке расщепляют не всосавшиеся компоненты пищи (углеводы и белки); участвуют в метаболизме билирубина и желчных кислот (образовании стеркобилина, копростерина, дезоксихолевой и литохолевой кислот; способствуют реабсорбции желчных кислот).

Пребиотики представляют собой стабилизаторы среды обитания и стимуляторы роста нормальной микрофлоры. В эту группу входят препараты, относящиеся к различным фармакотерапевтическим группам, но обладающие общим свойством – стимулировать рост и развитие нормальной микрофлоры кишечника. К пребиотикам относят и инулин, полученный из корня цикория.

Большинство исследователей сходятся во мнении о том, что основные эффекты пробиотиков при СРК связаны, во-первых, с коррекцией микроэкологических нарушений кишечника, обеспечивающих нормализацию его перистальтики, висцеральной чувствительности и/или газообразования в кишечнике. Следующим возможным механизмом действия пробиотиков является коррекция иммунологических сдвигов (и том числе нормализация профиля провоспалительных цитокинов), минимальных воспалительных изменений, сопровождающихся мышечной дисфункцией и нарушением нейрорегуляции кишечника [16].

В финальном документе Римского консенсуса III результаты назначения пробиотиков пациентам с СРК оценены как "обнадеживающие". Прием пробиотиков, содержащих Bifidobacterium infanlis, сопровождался нормализацией цитокинового профиля пациентов с постинфекционным СРК. Тем не менее, вне зависимости от ведущего пускового механизма заболевания, назначение пробиотиков (Lactobacillus sporogenes, Lactobacillus acidopbilus, Streptococcus tbermopbilus, Bifidobacterium iufantis) приводит к повышению эффективности терапии пациентов с СРК: в редукции абдоминальной боли на 62%, в купировании запора на 58%, в купировании диареи на 33%. Последними работами продемонстрировано и достоверное уменьшение количества (с 2.4±1,3 до 1,6±1,6; p=0,044) и длительности эпизодов абдоминальной боли (с 1,7±1,3 до 1,0±1,0; р=0,038). Таким образом, пробиотики сегодня занимают нишу одного из направлений в курации пациента с СРК наряду со средствами, нормализующими тонус кишечной стенки, и психотерапевтической коррекции [6].

В ходе международного конгресса гастроэнтерологов (Монреаль, 2005 г.) было дано определение пробиотиков как препаратов па основе кишечных комменсалов, способных осуществлять биологический контроль в организме и обладающих регуляторными, триггерными свойствами. Такой биологический потенциал пробиотиков объясняется многочисленными метаболическими эффектами энтеральной микрофлоры, включая синтез витаминов В и К. короткоцепочечных жирных кислот, инактивацию пищевых канцерогенов, бактериальную ферментацию некоторых лекарственных препаратов, синтез сигнальных молекул и др.

К пробиотикам относят такие препараты, как ПРЕМА, Линекс, энтерол, бактисубтил, бифидум-бактерин, лактобактерин и др. Пробиотики подразделяются по количеству входящих в состав препарата культур на монокомпонентные (бифидум-бактерин, энтерол, бактисубтил и т.д.) и поли-компонентные (Линекс), а также по свойству пробиотической культуры на самоэлиминирующиеся антагонисты (энтерол, бактисубтил) и на бифидосодержащие, лактосодержащие и колисодержащие.

Международными экспертами разработаны показания к назначению пробиотиков с учетом уровня доказательности данных. Так, использование пробиотиков при лечении и профилактики инфекционной диареи, антибиотик-ассоциированной диареи имеет уровень доказательности А (настоятельно рекомендуется), а использование их при СРК-С (вмешательство возможно, но не гарантированы результаты) [7].

Таким образом, эффективность использования пробиотиков при диарее более обоснована.

Полученный нами послабляющий эффект при лечении больных СРК с запором у пациентов первой группы, получавшие синбиотик по 27% (Р < 0,05) превышал эффект у лиц второй группы.

Этот факт можно объяснить с одной стороны более выраженным нормализующим влиянием на микробиоценоз кишечника за счет синбиотического действия. С другой стороны – действием самого естественного пребиотика инулина, полученного из корня цикория (Cichorium intybus L).

Слово цикорий в переводе с латинского означает «заходящий на поля». Это многолетнее травянистое растение высотой 30-120 см. При посеве срок жизни цикория длится 14 лет, в природных условиях он сохраняется еще дольше. Корень стержневой, мясистый, уходящий на глубину до 1,5 м. В культуре растение дает мясистый сладкий корнеплод, внешне похожий на редьку. Прикорневые листья собраны в розетку, продолговатые, выемчато-перистонадрезанные, к основанию суженные в черешок, с нижней стороны опушенные, с ясно выраженной центральной жилкой. Стеблевые – очередные, сидячие, ланцетовидные, острозубчатые, с широким основанием. Цветки язычковые, с голубым, розовым, реже белым венчиком. Соцветия – раскрытые корзинки, расположены поодиночке на концах ветвей, а в пазухах листьев собраны в пучки. Плод трех-пятигранная семянка, с пленчатой коронкой светло-коричневого или бурого цвета. Цветет с конца июня до сентября [3].

Химический состав. Корни содержат 40-60% полисахарида инулина, белковые вещества (3,6%), гликозид интибин (4,5-9,5%), обладающий горьким вкусом, дубильные вещеста, 10-20% глюкозы, 4,7-6,5% левулезы, хлорогеновую, изохлорогеновую и аскорбиновую кислоты, витамины группы В, холин.
Цикорий содержит ряд витаминов (в мг/100 г): каротин – 1,3; В1 – 0,05; В2 – 0,03; РР – 0,24; С – 10,2). В нем есть минеральные вещества (в мг/100 г): натрий – 4,4; калий – 192,0; марганец – 12,9; кальций – 25,6; железо – 0,7; фосфор – 26,0 [12].

С давних времен цикорий является лекарственным растением. Известный таджикский ученый и врач средневековья Авиценна (980-1037 гг.) широко применял препараты цикория при лечении ряда заболеваний, расстройствах желудочно-кишечного тракта, воспалении глаз. Наружно отвар корня он рекомендовал прикладывать в виде повязки на больные суставы при подагре. Цикорий был знаком древним грекам и римлянам. В медицине прошлого цикории применяли для повышения аппетита и обмена веществ, как мочегонное, желчегонное, успокаивающее, общеукрепляющее и ранозаживляющее. Его рекомендовали при заболеваниях печени, желтухе, экземе, фурункулезе, нефрите, ночном недержании мочи.

Цикорий используют в народной фитотерапии многих стран. В народной медицине Болгарии корень цикория используют в виде отвара при заболеваниях печени и желтухе, как желчегонное средство, улучшающее пищеварение и обмен веществ. Желчегонный эффект цикория стимулирует перистальтику кишечника.

Желчь, включающая в свой состав желчные кислоты (67%), обеспечивает усиление моторики кишечника, обладает бактерицидным и бактериостатическим действием, способствует нормализации микрофлоры кишечника, улучшает всасывание жирных кислот и нейтральных жиров, повышает сократительную функцию желчного пузыря [11; 13].

Цикорий особенно богат инулином – важным высокомолекулярным полисахаридом. С точки зрения пищевой ценности инулин относится к неусвояемым углеводам, которые не утилизируются человеческим организмом, но чрезвычайно важны для пищеварения и составляют так называемые пищевые волокна, стимулирующие моторику кишечника, препятствующие всасыванию холестерина, способствующие снижению токсичных веществ жизнедеятельности микроорганизмов.

Инулин был впервые открыт в 1804 году и название получил в 1811 году от растения Juula Rosal (Георгии). Данный продукт широко применяется в пищевой промышленности. Наиболее широкое применение нашло использование инулина как основного компонента для производства фруктозного сахара. В последнее время инулин широко используется как заменитель жиров в молочных продуктах и десертах. Только в США потребление фруктозного сахара за последние 10 лет возросло с 0,5 до 5,4 млн. тонн в год. Другое распространенное применение инулина – продукты диетического назначения как для диабетиков, так и для общего применения с профилактическими свойствами. В научной и патентной литературе имеются сведения о синтезе и испытаниях ряда биологически активных производных инулина, как медицинского агента.

Инулин, (С6Н10О5)n – органическое вещество из группы полисахаридов, полимер D-фруктозы.

Инулин – белый порошок, легко растворимый в горячей воде и трудно в холодной. Молекулярная масса 5000-6000. Имеет сладкий вкус. При гидролизе под действием кислот и фермента инулазы образует D-фруктозу и небольшое количество глюкозы. Инулин, как и промежуточные продукты его ферментативного расщепления – инулиды, не обладает восстанавливающими свойствами.

Инулин не расщепляется под действием пищеварительных ферментов. В толстом кишечнике они селективно преобразуются под действием флоры:

  • 40% в биомассу бифидобактерий

  • 10% в кишечные газы

  • 50% в короткоцепочечные жирные кислоты и молочную кислоту.

Действие инулина:

  • пребиотический или бифидогенный эффект, способствующий укреплению защиты сил организма;

  • оптимизирует работы ЖКТ и улучшает пищеварение;

  • повышает уровень усвоения кальция, стимулирует рост и активность бифидо- и лактобактерий;

  • повышает всасывание Са в толстой кишке;

  • снижает риск остеопороза;

  • влияет на метаболизм липидов;

  • снижает риск развития сахарного диабета.

  • обладает антиканцерогенным действием;

  • уменьшает риск атеросклеротических изменений в сердечно-сосудистой системе.

Ежедневный прием в пищу инулина способствует увеличению массы стула и учащает стул с 1,5 до 7,3 раз в неделю.

Инулин обладает бифидогенным эффектом. Увеличение количества бифидобактерий, по данным метоанализа, связано не с дозой пребиотика, а с начальным уровнем содержания бактерий, что подтверждает регулирующую способность инулина как активных растительных волокон [1].

Применение инулина помогает достичь оптимально сбалансированной работы пищеварительной системы, оптимизируя пищеварение и кишечной моторики и стимуляцию роста физиологической флоры кишечника.

Исследование показали, что инулин обладает не только избирательным действием по популяции бифидобактерий, а обладает более широким спектром действия. Не все бифидобактерии, выделяемые из кишечника человека способны сбраживать инулин. Кроме того, ряд других групп, в том числе Coprococcus comes, Kebsiella oxytoca, Streptococcus parvulus, некоторые бактероиды, превотеллы, клостридин и энтерококки способны ферментировать инулин. Инулин может рассматриваться как регулятор микробиоценоза кишечника. Широкий спектр биологической активности инулина оправдывает его использование при конструировании препаратов для коррекции микрофлоры кишечника.

Инулин стимулировал продукцию колоноцитов E.coli, снижал гемолитическую активность E.coli, оказывал разнонаправленное действие на антилизоцимную активность энтеробактерий [1].

Таким образом, послабляющий эффект инулина можно объяснить следующими факторами:

  • стимуляция роста физиологической флоры кишечника;

  • составляет пищевые волокна, увеличивая массу стула;

  • является источником короткоцепочечных жирных кислот;

  • снижает рН в просвете кишечника.

Наверх

Литература

1. Валышев А.В. Влияние инулина на биологические свойства энтеробактерий / А.В. Валышев, В.А. Кириллов, Д.А. Кириллов, О.В. Бухарин // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. – 2000. – № 1. – С. 79.

2. Гастроэнтерология: национальное руководство / Под ред. В.Т. Ивашкина, Т.Л. Лапиной. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. – 704 с. – (серия "Национальные руководства").

3. Зузук Б.М. Цикорий дикий / Б.М. Зузук, Р.В. Куцик // Провизор. – 2002. – № 22. – С. 27-31.

4. Климушева Т.А. Синдром раздраженного кишечника глазами психиатра / Т.А. Климушева // Рос. журн. гастроэнторологии, гепатологии, калопроктологии. – 2008. – Т. 18. – С. 82-87.

5. Тропская Н.С. Некоторые аспекты регуляции моторной функции желудка и тонкой кишки / Н.С. Тропская, Т.С. Попова // Клин. аспекты гастроэнторологии, гепатологии. – 2008. – № 4. – С. 12-16.

6. Ливзан М.А. Пробиотики в практике врача-терапевта / М.А. Ливзан, М.Б. Костенко // Гастроэнтерология (приложение Consilium Medicum). – 2008. – № 1. – С. 50-52.
7. Осипенко М.Ф. Пробиотики в лечении постинфекционного синдрома раздраженного кишечника / М.Ф. Осипенко, Е.А. Бикбулатова, С.И. Холин // Гастроэнтерология (приложение Consilium Medicum). – 2008. – № 1. – С. 50-52.
8. Парфенов А.И. Энтерология / А.И. Парфенов. – М.: Триада-Х, 2002. – 744 с.
9. Румянцев В.Г. Болезни толстой кишки и анаректальной области / В.Г. Румянцев. – М.: Анахарсис, 2007. – 224 с.
10. Rnigomez ANA. Риск синдрома раздраженного кишечника после бактериального гастроэнтерита в общей практике: влияние сопутствующих заболеваний / ANA Rnigomez, Luis Alberto Garsia Rodriguez, Julian Panes // Клин. гастроэнтерология и гепатология. – 2008. – Т. 1, № 1. – С. 38-43.
11. Скрыпник И.Н. Диагностика и лечение обстипации функционального генеза в свете Римских Критериев III / И.Н. Скрыпник // Здоров'я України. – 2008. –№ 7/1. – С. 1-3.
12. Чекман И.С. Растительные лекарственные средства / И.С. Чакман, Н.Г. Липняк. – К.: "Колос"; "ИТЭМ", 1993. – 384 с.
13. Холестероз желчного пузыря: Руководство / А.А. Ильченко, И.А. Морозов и др. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. – 232 с.
14. Существенные различия фекальной микрофлоры у больных с синдромом раздраженного кишечника и здоровых лиц / Anna Kassinen, Lotta Rogins-Kurikka, Harri Mäkivokko et al. // Клин. гастроэнтерология и гепатология. – 2008. – Т. 1, № 4. – С. 44-53.
15. Тhabane M., Systematic review and meta-nalysis: The incidence and prognosis of post-infections irritable bowel syndrome / M. Thabane, D.T. Kottachchi, J.K. Marshall // Falk Gastro Review journal. – 2008. – № 1. – Р. 15.
16. Усенко Д.В. Использование пробиотиков и пробиотических препаратов в лечении синдрома раздраженного кишечника / Д.В. Усенко // Гастроэнтерология (приложение Consilium Medicum). – 2008. – № 1. – С. 56-59.
17. AGA technical nevien on irritable bowel syndrome / D.A. Drosman, M. Camilleri, E.A. Mayer, W.E. Whitehead // Gastroenterology. – 2002/ – V/ 123. – P. 2108-2131.
18. Хавкин А.И. Комплексное лечение нарушений стула / А.И. Хавкин, М.Л. Бабаян // Медицинский совет. – 2008. – № 7-8. – С. 35-38.
19. Яворський О.І. Ліки цикорію – цінні та ефективні засоби в арсеналі практичного лікаря / О.І. Яворський // Практична медицина. – 1997. – № 1-2. – С. 48-53.
20. Функциональные расстройства кишечника / F. George, W. Longstreth, Grand Thomson et al. // Клин. гастроэнтерология и гепатология. – 2008. – Т. 1, № 4. – С. 18-29.

Наверх

* Критерии появились не менее чем 6 мес. назад и появляются в течение 3 мес.

** Под дискомфортом подразумеваются любые неприятные ощущения, кроме боли. В патофизиологических и клинических исследованиях критерием